Вышло исследование российского рынка онлайн-образования 2020

Какие инновации нужны EdTech сегодня?

По словам Исака Фрумина, научного руководителя ВШЭ, инновации в обучении из-за пандемии стали настоящим шоком. До сих пор неясно, какие результаты это принесет для всей системы в целом. Появился целый ресурс — PostPandemic University — посвященный тому, как будут развиваться вузы после пандемии.

Паоло Ландри и Диана Королева считают, что инновации в онлайн-образовании нужно внедрять во взаимодействии с учителями, выясняя их проблемы и потребности. Вполне вероятно, что педагогам важнее автоматизировать рутину: составление тестов и контрольных, проверку заданий, выставление оценок, заполнение журналов и отчетов. Тогда как футуристичные форматы — вроде VR или робототехники — им не так уж необходимы. Особенно если речь идет о регионах с ограниченными техническими возможностями.

Нужно универсальное решение, чтобы общаться внутри образовательной системы — по аналогии с транспортом, чтобы добраться из одной точки в другую.

Важно также понять, что инновации — это не только и не столько технологии, но еще и новые педагогические подходы. Лоои Чи-Кит, к примеру, предполагает, что весь образовательный процесс можно разбить на модульные курсы для развития конкретных навыков

По окончании курсов учащиеся будут получать сертификат.

Алексей Парабучев отмечает, что впервые за 300 лет, со времен классно-урочной системы Каменского, появилась возможность полностью изменить образовательный процесс. И теперь самое время взглянуть на образование как на трансляцию культурного опыта от одного человека к другому. Отношения учеников и учителей могут в корне измениться: если последние транслируют некие общие знания и опыт, то первые могут научить их техническим тонкостям и навыкам онлайн-общения.

Больше информации и новостей о трендах образования в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь.

Восстановление офлайна

Участники рейтинга также отмечают тренд на объединение разных форм подачи обучающей информации.

Если раньше мейнстримом было считать, что «люди привыкнут учиться в онлайн, и он все победит», то сейчас с разных сторон звучит мнение, что офлайн тоже важен и нужен, в том числе как важное дополнение к онлайн-обучению. «Мы должны прекратить противостояние форматов, — считает Дмитрий Крутов. — Основной тренд в нашем сегменте — это разговор про то, что мы не должны разделять себя на офлайн и онлайн, очное и заочное, тренажер или лекцию

Нам нужно больше коллабораций между разными институциями. Сейчас EdTech повторят путь финтеха в России, у российских компаний есть хороший шанс стать лучшими в мире»

«Мы должны прекратить противостояние форматов, — считает Дмитрий Крутов. — Основной тренд в нашем сегменте — это разговор про то, что мы не должны разделять себя на офлайн и онлайн, очное и заочное, тренажер или лекцию. Нам нужно больше коллабораций между разными институциями. Сейчас EdTech повторят путь финтеха в России, у российских компаний есть хороший шанс стать лучшими в мире».

Аналитики ожидают экспорта российского EdTech, который даст новый толчок для роста

Кроме того, подытоживая результаты весеннего локдауна, компании говорят, что он оказал не такое большое влияние на рынок, как принято считать

EdTech и без того показывал стабильный рост, а пандемия стала еще одним триггером, чтобы обратить на него внимание

«Если оглядываться на карантин, то, по нашему мнению, он не сильно повлиял на рынок EdTech в целом, — считает Максим Спиридонов, генеральный директор «Нетологии-групп». — С одной стороны, в онлайн-обучение пришла огромная аудитория, но она потребляла в основном бесплатный контент, поэтому платежеспособность пользователей в среднем осталась на том же уровне. Эти два фактора компенсировали друг друга».

Наталья Царевская, генеральный директор EdTech-акселератора Ed2:

«Второй квартал был показателен массовой истерией, когда не было понятно, как дальше будет развиваться ситуация с карантином. Действительно, вверх пошли показатели взрослого ДПО (дополнительного профессионального образования. — РБК Тренды). Выручку сегменту сделали «белые воротнички», которые и раньше были потенциальными клиентами онлайн-школ, просто именно во втором квартале совокупность факторов довела их до кнопки «купить» на сайте.

Что касается школьного образования, я считаю, что «усталость от удаленки» — временное явление. То состояние неконструктивной истерии, в которую пришли родители после двух месяцев обучения детей в онлайне, связано в первую очередь не с технологиями и даже не с образованием. А с тем, что основная функция школы — это социальная передержка, камера хранения ребенка, пока взрослый занимается самореализацией в любом доступном ему понимании. Весна 2020-го запомнилась нам многочисленными петициями на самый верх о низком качестве и вреде дистанционного образования, но мало кто готов признаться, что это не усталость от «удаленки», а неумение управлять своими родительскими ресурсами, которых обычно не хватает одновременно на работу и контроль за учебой детей. За время карантина школьное онлайн-образование получило огромную базу новых подписчиков. Около 20% останутся как платящие пользователи.

В релевантных друг другу нишах уже идет консолидация небольших игроков. К концу года можно ожидать несколько объявлений. У компаний с оборотом в пределах 200 млн руб. и, как правило, нишевого направления, нет возможности так много платить за маркетинг и рекламу, как могут себе позволить крупные игроки, перекричать их становится все сложнее».

Больше информации и новостей о трендах образования в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь.

2015 Прогноз

Мировой рынок электронного обучения на 2015г. оценивается экспертами в $107 млрд: Европа – 41,6%, Азия – 28,4% Северная Америка – 22,4%, Южная Америка – 3,3%. Основными игроками на этом рынке являются Открытые, Виртуальные, Электронные, Сетевые и Кибер-университеты, Smart-университеты, основной рост которых пришелся на последнее десятилетие. Масштабы их деятельности поражают, в каждом из них обучаются более 500 тыс. человек. В первую очередь это открывает широкие возможности для людей с ограниченными возможностями и оборонных предприятий. Однако большую озабоченность вызывает тот факт, что в России эти процессы представлены незначительно.

«Я лично не хочу быть замененным на робота»

Владимир: Григорий, digital-образование и digital в образовании: сейчас люди, находясь в Бутане, Индии, России, могут обучаться в Кембридже, в Гарварде, люди из Индии могут или смогут обучаться в «Синергии», наверное. Это просто модный тренд, который сейчас принято развивать, или за технологическими новшествами действительно будущее в плане образования?

Григорий: Digital-образование имеет и будет иметь принципиальное значение до того момента, пока не перестанут все спикеры со сцен и все футурологи говорить о том, что бизнес будущего — это цифровой бизнес. Это сумасшедший тренд. Сделай бизнес цифровым — об этом говорят все. Пока есть этот тренд, пока цифра растет сумасшедшими темпами и намного быстрее, чем все остальное, digital-образованиебудет иметь принципиальное значение, в России оно должно развиваться. Слава богу, что у нас есть такие вузы, как Физтех и другие университеты, которые активно развивают в себе компетенцию создания цифрового бизнеса.

Владимир: Это видно и по статистике. Буквально недавно были опубликованы цифры о том, что интернет-телевидение уже превзошло обычный «телек» по доходам, эта история растет. Но, как и любая взрывная штука, цифровые технологии, наверное, имеют какой-то потолок.

Есть ли этот потолок, как вы считаете? Когда он будет достигнут? Понятно, что малыми шагами все меняется. Человечество стремится быть наиболее эффективным. Ненужные действия заменяются робототехникой, ненужные процессы децентрализуются, становятся более эффективными. Получается, что человек на самом деле не самое эффективное существо. Выходит, что людям роботы должны платить деньги за их существование. Не умрет ли человечество, если кратко это сформулировать?

Григорий: Три недели назад я вернулся из Нью-Йорка, где на Synergy Global Forum у нас выступал известный футуролог Рэй Курцвел, возглавляющий отдел машинного обучения в Google. Он говорит, что через 20 лет нас всех заменят роботы. Я сначала подумал: «Да бред какой-то». Я повернулся в сторону, чтобы посмеяться с коллегами-американцами. А там сидели американцы-мультимиллионеры и это записывали. Я подумал, что, может быть, это я не разбираюсь? Если человек, которого все слушают, у которого на три года расписаны выступления — об этом говорит, справа и слева сидят люди умнее, успешнее и богаче меня — и они записывают, и им не смешно, может быть, действительно через 20 лет будет у меня робот брать интервью? Я лично не хочу быть замененным на робота.

Владимир: И маркетологи, и digital-маркетологи говорят о том, что не нужны будут вообще никакие дизайнеры — их заменит искусственный интеллект.

Григорий: Есть что-то более материальное, более понятное. Появилась крипта. Цифра никогда не умрет, всегда будет развиваться, потому что вся крипта — это цифра, весь блокчейн — это цифра. Теперь весь народ побежал в digital, потому что без digital-образования понять, что такое блокчейн очень сложно.

Владимир Смеркис и Григорий Аветов

Владимир: Я все-таки верю, что мы останемся жить, потому что роботы еще не могут создавать самое главное чувство – любовь.

Григорий: Я думаю, Россию это коснется в последнюю очередь. Вернее, в последнюю — Бутан, а Россию — предпоследнюю.

Новые направления

Пандемия стимулировала образовательные платформы к тому, чтобы открывать новые направления и записывать курсы, отвечающие вызовам времени. 

«Яндекс.Практикум», например, решил попробовать свои силы в суперконкурентной нише обучения английскому и основал собственный языковой сервис «Флоу». Желание столь крупного игрока онлайн-образования отвоевать себе место еще и под этим «солнцем» вполне объяснимо. Согласно статистике, именно ниша иностранных языков является лидирующей по доходности, ежегодно суммарно аккумулируя 5,3 млрд рублей. 

Те площадки, которые в прошлом позиционировали себя как узкопрофильные, специализирующиеся, например, только на Digital и IT, также не отставали, запуская курсы на совсем несвойственные им тематики. В Skillbox, например, появились курсы по дизайну и декорированию интерьеров, флористике, продюсированию онлайн-школ. В «Нетологии» – по публичным выступлениям и нивелированию конфликтов. 

Кстати, по результатам нашего независимого опроса общественного мнения, самыми интересными нишами в контексте онлайн-образования стали «Творческие профессии» (18,4%), «Психология» (15%), а также «Программирование и IT» (8,7%). 

Онлайн-образование или домашнее обучение?

Онлайн-образование — это формат, при котором весь учебный процесс строится вокруг определенной онлайн-платформы: уроки и задания, тесты и оценки, общение учеников и учителя. Это могут быть сервисы для высшего и среднего образования, курсов, мастер-классов, интенсивов. Методики, по которым построены занятия, могут быть как традиционными, так и полностью авторскими. Используются все технические возможности: видеоуроки, анимация, VR.

То, с чем столкнулись мы в период самоизоляции — это, скорее, дистанционное обучение на дому. Нюанс в том, что здесь нет единой платформы или инструмента, который решал бы все задачи. Ученикам и педагогам приходится пользоваться сразу несколькими сервисами и средствами связи, а также — обычными тетрадями и учебниками. Сам учебный процесс построен примерно так же, как и в обычной школе, без каких-либо технических новшеств.

На конференции «Открытые инновации» генеральный директор «Агентств инноваций» Алексей Парабучев высказал идею: теперь самыми востребованными в EdTech стали продюсеры онлайн-курсов — то есть те, кто умеет упаковывать образовательный контент в новый цифровой формат.

Главные тренды в онлайн-образовании, по данным HolonQ:

  1. Доступность. Как сообщает ООН, более 263 млн детей в мире не могут учиться очно — из-за географической удаленности, бедности или закрытия школ в зонах вооруженных конфликтов. Онлайн-обучение может решить эту проблему.
  2. Большие данные и ИИ. С помощью аналитики и специальных алгоритмов можно оптимизировать учебный процесс и организовать его так, чтобы всем было удобно работать даже с большими объемами информации. ИИ поможет персонализировать обучение, вовремя отследив, какому ученику нужна помощь.
  3. Креативность. Новые технологии дают больше свободы для творчества, нестандартных форматов и подходов в обучении — вплоть до AR и VR-уроков. При этом рутинные задачи можно автоматизировать с помощью тех же алгоритмов, чат-ботов, онлайн-отчетности.
  4. Микрообучение (микролернинг). Метод, при котором большие объемы информации разбиваются на маленькие блоки, чтобы их было проще усвоить. Это особенно актуально сейчас, когда дети поглощены гаджетами и не могут концентрироваться на чем-либо дольше пары минут.
  5. Онлайн-платформы и агрегаторы. Это онлайн-ресурсы вроде Coursera, iSpring, Skyeng или «Яндекс.Учебник», где можно проводить онлайн-курсы, школьные уроки, групповые или индивидуальные занятия. К сожалению, пока нет единой платформы для государственных школ и вузов: большинство занятий проходят в Zoom или других видеочатах, а задания рассылают по почте или в мессенджерах.

Язык вприкуску с алгеброй

Многие программы бесплатны, но если вам нужен сертификат — за это придется заплатить. Однако цены отнюдь не кусаются — они сравнимы с ужином в среднем ресторане в расчете на одного человека.

Таким образом, для вузов создание онлайн–курсов будет еще одним источником прибыли. По мнению основателей акселератора онлайн–школ ACCEL, эксперт, транслирующий знания онлайн, может зарабатывать до 700 тыс. рублей в месяц.

В нишу онлайн–образования подались и отдельно взятые энтузиасты, но пока самый качественный контент производят университеты. Наиболее активный российский провайдер МООК, НИУ ВШЭ, разместил 81 курс на платформе Coursera, 43% из которых записаны на английском языке. В Петербурге в гонку по производству образовательного контента включились СПбГУ, Политех, ИТМО, ЛЭТИ, Европейский университет. Исследование Courseburg указывает на Политех как на лидера по количеству выпускаемых курсов.

Ценник на создание видеолекций колеблется от 200 тыс. до 1 млн рублей, говорит Андрей Лямин, начальник департамента открытого образования ИТМО: «Если курс с простыми заданиями и видеоматериалом — это минимальная стоимость. Если вместо «говорящей головы» (у нас в университете от этого уходят) делают анимации: добавляются виртуальные лаборатории со сложной проверкой, которые формируют навыки, например, по программированию, механике или оптике, — стоимость повышается».

VR–технологии и геймификация — очередные ступени в онлайн–образовании. Например, чтобы попасть прямо в открытый космос и узнать все о каждой планете и главном спутнике Земли, нужны очки Google Cardboard (стоимостью до 2 тыс. рублей) и приложение для смартфона Titans of Space (200 рублей).

Качество образовательных онлайн–проектов подтверждается в академической среде. Например, курс по основам цифровой обработки сигналов, разработанный командой ЛЭТИ, признан одним из лучших на Международном конкурсе EdCrunch Award 2018.

«Неизменный спутник большинства онлайн–курсов — это разного рода системы рейтингования, которые в значительной степени ориентированы на соревновательность: всегда приятно увидеть свое имя в верхней части списка или получить сертификат с пометкой with distinction, — рассказывает заместитель директора центра новых образовательных технологий СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Николай Токарев. — Ряд платформ дает возможность получать, говоря языком наших студентов, приятные «ачивки», кастомизировать профиль слушателя и т. д. Ну и наконец, все большее число авторов используют принцип «дополненной виртуальности», то есть практикуют живые встречи–обсуждения по итогам окончания онлайн–курса».

2019

В 2018 году старшеклассники Средней школы журналистики в Бруклине (США) устроили акцию протеста против платформы онлайн-обучения Summit Learning. В 2019 году уже родители и преподаватели выражают сомнения, что их детям нужно высокотехнологичное обучение в каждом классе.

Как пишет Wall Street Journal, в округе Балтимор, штат Мэриленд, из государственных школ уже пять лет, как исчезли бумажные учебники, тетради и ручки. Все ученики от детского сада до 12-го класса получают вместо этого ноутбук.

Это произошло потому, что 5 лет назад Министерством образования США была поставлена цель достичь соотношения «один к одному» — один ребёнок на один компьютер, и полностью перейти на компьютерное обучение. Эта цель в настоящий момент, несмотря на протесты учеников, по-прежнему стоит по всей стране.

За последнее десятилетие американские школы потратили миллионы долларов на различные образовательные устройства и приложения, полагая, что это поможет многим детям быстрее учиться и быть лучше подготовленными к новой конкурентной экономике. Но сейчас уже даже сами американские школьники понимают, что, если под «формированием людей нового технологического уклада подразумевается переход на электронные учебники и доски, то это профанация образования, ведущая к глобальному невежеству», — пишет WSJ.

Основная претензия учащихся к новым высокотехнологичным образовательным программам — то, что они исключают большую часть человеческого взаимодействия: общение с учителями, дискуссии с одноклассниками, которые нужны, чтобы улучшить критическое мышление.

Анализ успеваемости 115 000 учеников в школах Балтимора до и после введения онлайн- обучения показал, что за последние 5 лет средняя успеваемость в округе Балтимор резко снизилась. Теперь многие родители и учителя начинают задаваться вопросом, был ли переход на цифровое образование в принципе хорошей идеей.

Examity

Я не люблю слово «инновационный». Но ребята называют себя именно так — инновационное решение с AI на борту. Проект делает прокторинг для онлайн-тестирования. 

Прокторинг — это процедура наблюдения и контроля за дистанционным испытанием (proctor — человек, который следит за ходом экзамена в университете). AI определяет, когда студент пытается списать, и способен проверять документы ученика. 

Что интересного:

  • Российский проект Examus делает почти то же самое, только стоит дешевле (обычно, российские проекты в 2-4 раза ниже ценятся инвесторами из-за региональных рисков). Может быть, потому, что среди клиентов Examity — Texas A&M, Penn State, Northeastern University, Yale и College Board, а еще Amazon и Coursera. А у Examus — имена из России. Хотя скоро ребята анонсируют очень знаковый проект на международном рынке. Пожелаем им удачи!
  • За тем, списывают ученики или нет, нужно следить не только на экзамене, но и в процессе учебы. Мы с помощью образовательной аналитики четко видим, когда ученики гуглят ответы. Естественно, мы не отчисляем, а просто добавляем дополнительные упражнения по теме, чтобы приблизить ученика к цели.

Программы с индивидуальным сопровождением

Курсы стоимостью от ста тысяч в контексте дистанционного образования обычно свойственны так называемым VIP-пакетам, в которые входит индивидуальное сопровождение преподавателя. Такие курсы отличает строго ограниченное количество мест, возможность присоединиться только в определенный момент времени, иногда – наличие практики в реальных компаниях и даже обещания помочь с трудоустройством после. 

При этом потолок цен в данном сегменте нащупывается с трудом: в «Школе Продюсера» Татьяны Маричевой, например, место на курсе, предусматривающем 8 занятий коуч-группы численностью не более 10 человек стоит 300 тысяч рублей, если не успеть купить со скидкой. 

Платформы, у которых подобные пакеты были предусмотрены, в большинстве своем отказываться от них не стали, а, значит, можно с осторожным оптимизмом заключить: несмотря на кризис, желающих вложиться в качественное образование не уменьшилось

В пользу данного вывода, в частности, говорят результаты независимого опроса* – 27,5% респондентов готовы платить за онлайн-образование сколько угодно, лишь бы это приносило пользу.  

*согласно данным, полученным в ходе независимого социологического опроса, проведенного специалистами образовательной онлайн-платформы AdAurum Academy на базе Яндекс.Взгляд, который завершили 179 человек. Мужчины и женщины 18+. Все регионы России.

Вадим Шаповалов, CEO сервиса для поиска работы и сотрудников «Работа.ру»:

Новые способы обучения уже сместили акценты в сторону самообразования и онлайн-образования. Наше общество становится более гибким, работодатели ценят актуальность знаний и конкретные навыки — и этот тренд стремительно набирает скорость.

Онлайн-обучение пока подходит для относительно небольшой части профессий, например digital-сферы: UX-/UI-дизайна, ИТ, digital-маркетинга. Но этот набор постоянно расширяется благодаря новому образовательному контенту.

В этом году на желание людей найти новые виды деятельности сильно повлиял локдаун и возросшая актуальность удаленного обучения и работы. Сейчас набирают популярность форматы, когда человек прошел онлайн-обучение, нашел сферу, где требуются конкретно эти навыки, и начал применять полученные знания на новой работе. Наше июньское исследование показало, что 46% респондентов хотели бы снова начать учиться, чтобы освоить новую профессию. Постоянное совершенствование глубины знаний, получение новых навыков и изучение новых смежных областей будут одними из ключевых преимуществ человека будущего.

ImmSchools

ImmSchools сотрудничают со школами и педагогами K-12 для поддержки учащихся из иммигрантских семей, у которых нет документов. Они устраивают профессиональные тренинги и семинары «Знай свои права» и организуют внедрение immigrant-friendly политики в учебных заведениях. За первые 12 месяцев в программах ImmSchools приняли участие 960 учеников.

Чему тут можно поучиться:

Социальная ответственность — крайне важная история. Решая проблемы людей, которые могут оплатить услуги сервисов онлайн-образования, стоит не забывать о том, как мы можем помочь незащищенным слоям. Если каждый из нас будет об этом помнить, мир точно станет чуточку добрее и справедливее. Ведь мы, предприниматели и визионеры, очень быстро переходим от мыслей к делу, правда ведь?

Новый рейтинг EdTech-компаний

В рейтинг вошли частные российские компании, которые специализируются на онлайн-образовании, игроки формата смешанного обучения с собственными онлайн-платформами и разработчики платформ. На РБК Pro опубликован полный рейтинг компаний, основанный на выручке. За первый квартал 2020 года компании из списка заработали 2,8 млрд руб., а относительно первого квартал 2019 года их позиции в рейтинге изменились:

  1. Skyeng, изменение выручки: 29%. Российская онлайн-школа английского языка, основанная в 2012 году. Компания обучает языку с помощью курсов на сайте, рассылок, мобильного приложения.

  2. Skillbox, изменение выручки: 289%. Онлайн-университет digital-профессий с преподавателями-практиками. Основные направления обучения: дизайн, маркетинг, программирование и управление.

  3. «Учи.ру», изменение выручки: 50%. Образовательная онлайн-платформа, на которой школьники со всех регионов России изучают школьные предметы в интерактивной форме.

  4. «Нетология-групп», изменение выручки: 53%. Компания, специализирующаяся на образовании полного цикла. В нее входят несколько проектов, среди которых: «Нетология» — центр обучения digital-профессиям и «Фоксфорд» — онлайн-школа для учеников с 5-го по 11-й класс.

  5. GeekBrains, изменение выручки: 50%. Образовательный портал по обучению digital-профессиям с гарантированными стажировками и ориентацией на трудоустройство выпускников.

  6. MAXIMUM Education, изменение выручки: 34%. Образовательные программы и технологии в сфере дополнительного образования школьников.

  7. GetCourse, изменение выручки: 72%. Цифровая платформа для продажи и проведения обучения онлайн-школ, преподавателей, тренеров и тьюторов. Продюсирование онлайн-школ по рисованию, фитнесу, обучению бьюти-профессиям.

  8. iSpring, изменение выручки: 35%. Платформа-конструктор для создания онлайн-курсов и организации образовательных систем. iSpring разрабатывает программное обеспечение для корпоративного обучения.

  9. Like Центр, изменение выручки: −42%. Группа компаний, состоящая из собственно EdTech-компании Like Центр и инвестиционного фонда Like.

  10. «Актион-МЦФЭР», изменение выручки: 58%. Российская медиакомпания, которая выпускает электронные и печатные профессиональные издания, справочные системы, онлайн-сервисы и курсы.

Компании, которые занимаются сегментами школьного образования и digital-профессий поднялись выше в рейтинге. Эксперты считают, что спрос на новые профессии продолжит расти, поэтому компании ждет кратный рост в третьем и четвертом кварталах 2020 года.

Duolingo

В декабре Alphabet Capital (это который ) вложил сюда $30 млн. Теперь компания, которая делает самое популярное в мире приложение для обучения языкам, оценивается в $1,5 млрд. В июле прошлого года вышло приложение на арабском, а в ноябре — на гэльском

Последнее запустили на восемь месяцев раньше плана, чтобы скоординировать его с Международным годом языков коренных народов, который объявил ООН.Что важно:

  • Команда сделала тест на знание языка, который принимается в более чем 2000 учебных заведениях по всему миру. Кажется, появился конкурент TOEFL, IELTS и детским тестам Cambridge.
  • У проекта есть research-направление и отличные видео-выступления команды про образование. Мое любимое — про UX и персонализацию. Такой подход очень близок мне и команде Skyeng — с прошлого года открыты все образовательные данные для ресечеров.
  • 34 часа бесплатных занятий с Duolingo равняются одному семестру изучения языка в университете. Это подтверждает исследование.
  • Проект предоставляет API и сервисы для сторонних разработчиков. Например, есть оценка сложности текста по шкале CEFR.

Shutterstock/Undrey

EverFi

Проект Compassion Project запущен в прошлом году ведущим SaaS-провайдером корпоративного обучения персонала США в партнерстве с генеральным директором LinkedIn Джеффом Вайнером. Он не рассчитан на прибыль. Этот социально важный (и бесплатный!) сервис обучает детишек из младших классов решению конфликтов с помощью соучастия, эмпатии и стойкости. За последние два года его использовали более 13 тысяч школ в районах с низким и средним уровнем дохода.

Что важно:

  • Не все в этом мире измеряется деньгами и это отлично. Этой весной мы увидели, как многие сервисы сделали свои услуги бесплатными или запустили новые, чтобы помочь школам и вузам в этот нелегкий период. 
  • Интересно, что Netflix и MasterClass не сделали бесплатную подписку дольше стандартной. Интересно, какова их официальная позиция на этот счет.

Школьное обучение: усталость от дистанционки

На фоне общего роста небольшое падение выручки по сравнению с первым кварталом 2020 года показали около трети участников рейтинга. При этом для части из них — это сезонный фактор.

«Лето для нас — традиционно низкий сезон, а в июне-июле трафик, количество лидов и активность в поиске по нашей тематике были даже ниже наших прогнозов, — говорит Павел Арсеньев, исполнительный директор «ИнтернетУрок». — Вероятно, дело в том, что и школьники, и их родители за апрель—май устали от дистанционного образования — по крайней мере, в той форме, в которой оно было организовано весной».

Кроме того, рост распределялся неравномерно — в зависимости от того, попадала ли школа в перечень рекомендуемых. Тем не менее, участники рынка школьного образования отмечают, что их сегмент по-прежнему остается самым привлекательным и растущим.

«Наш сегмент быстрее вырос относительно других из-за вынужденного перехода на онлайн-сервисы всеми школами, — говорит Андрей Илингин, директор «ЯКласс». — Наверное, в три раза год к году. Внутри сегмента те компании, что занимал ведущие позиции раньше, выросли быстрее всех из-за популярности и рекомендаций Минобразования. Новые игроки, крупные компании типа Сбербанка, Skyeng и Mail.ru Group, включились в гонку за своей долей рынка».

«Аудитория «Фоксфорда» год к году выросла в два раза. Мы также видим рост интереса к полностью дистанционному обучению — в экстернат и домашнюю школу в этом году пришло в четыре раза больше учеников, чем в прошлом», — говорит Андрей Сизов, исполнительный директор онлайн-школы «Фоксфорд».

«Школа», университет, карьера

Корпоративное обучение у многих ассоциируется с онбордингом — и, действительно, 76% компаний используют образовательные программы для адаптации сотрудников.

«МТС использует комплексный подход в вопросе адаптации новых сотрудников, чтобы с самых первых дней они ощущали себя важной частью нашей команды и понимали свои перспективы в компании. К стандартному набору вводных онлайн-курсов (общая информация о компании, курсы по комплаенс, бизнес-этике и основам информационной безопасности) назначаются видеоуроки по инновационным продуктам МТС и техническим аспектам работы бизнеса

В этом году мы провели апдейт очных welcome-дней, главный плюс которых в живом контакте с экспертами и решении вопросов, возникающих на самом старте. Кроме того, в процесс адаптации вовлечены «buddy» — активные сотрудники, готовые помогать новичкам в их погружении в корпоративные процессы и культуру».Оксана Фетисова, Директор департамента Корпоративный университет, ПАО «МТС»

«Мы считаем, что у нас очень хороший и сильный корпоративный университет. Он покрывает все операционное обучение: everyday-программы для розницы, программы по кадровому развитию, по оценке деятельности сотрудников и так далее. В обучении среднего и высшего менеджмента существенную часть методологической работы мы аутсорсим. Это позволяет быть в поле актуальных знаний. Собственная экспертиза — дело хорошее, но мы считаем, что залог успеха — это, с одной стороны, накопленная собственная экспертиза, а с другой стороны — мировые знания, в том числе и в России».Кирилл Попков, вице-президент по персоналу, «Связной»

Следующий шаг — практика второй карьеры. Компании помогают сотрудникам не только расти, но и менять профессию, сопровождая их на всем пути, от обучения до трудоустройства. Практика действует в 43% компаний из числа принявших участие в исследовании, еще треть готова ее внедрить.

«Мы поддерживаем идею второй карьеры! Особенность нашей корпоративной культуры в том, что у нас для очень большого количества талантливых людей это первое место работы. Поэтому в какой-то момент у тебя наступает ощущение, что ты просто ничего другого в жизни не пробовал. Здесь все здорово, но надо просто попробовать себя в чем-то еще. Один из кейсов: наш текущий директор одного из департаментов, который был очень крутым менеджером проектов, пришел работать, отработал здесь лет восемь или девять и взял такой отпуск. Он уехал на год, вернулся, и мы ему помогли совершить скачок в карьере на новый уровень. Вот уже больше трех лет директор департамента — суперуспешный, показывает очень высокую эффективность. Это совершенно другой уровень мотивации».Полина Хабарова, директор по трансформации бизнеса, HRD, КРОК

«„МегаФон“ активно роботизирует отдельные процессы, и внедрение какого-либо робота может приводить к высвобождению людей, например, на площадках массового сервиса, для которого характерна текучесть кадров. В результате внедрение нового робота и высвобождение происходит абсолютно спокойным потоком. Целенаправленная переквалификация людей малоактуальна. При этом мы активно говорим сотрудникам: хочешь стать дата-сайентистом — пожалуйста, мы объявляем на внутреннем портале о наборе на BigDataCamp или еще куда-то. Поэтому, если у сотрудников появляется желание поменять направление работы, они знают, что у них такая возможность есть».Валентина Ватрак, директор по корпоративному развитию и управлению персоналом, ПАО «МегаФон»

Ключевые выводы исследования

Объем мирового рынка онлайн-образования в 2019 году составил $205 млрд, по оценке Global Market Insights. К 2023 году он достигнет $282,62 млрд. Среднегодовой темп прироста составит в ближайшие 5-7 лет 7-10%. 

  • В 2019 году в мировой рынок EdTech были инвестированы $18,66 млрд, что на $2 млрд больше, чем в 2018 году, по данным Metaari. Среди наиболее инвестиционно привлекательных – стартапы с использованием технологий искусственного интеллекта. 
  • Объем российского b2c-рынка онлайн-образования достиг ₽38,5 млрд по итогам 2019 года. В конце 2023 года объем российского рынка EdTech составит ₽60 млрд в год при среднегодовых темпах роста 12-15%. 
  • Объем финансовых вливаний в российский рынок EdTech с августа 2017 по октябрь 2019 год составил не менее $80 млн с учетом экспертных оценок непубличных сделок. Размер публичных сделок в онлайн-образовании России за указанный период измеряется суммой $55 млн. 
  • Наиболее привлекательные инвестиционные направления в российском сегменте EdTech включают в себя: общее среднее и дополнительное школьное образование, дополнительное профессиональное образование, корпоративное образование. 
  • Большая часть публичных сделок в России осуществлялась при участии местных игроков. Только к 4% обнаруженных сделок были причастны зарубежные интересанты.
  • Эксперты предполагают, что в ближайшем будущем российскими инвесторами будут востребованы образовательные онлайн-программы и курсы для разных целевых аудиторий, решения для создания собственного образовательного контента. 

  • Активнее всего в России растет рынок дополнительного школьного онлайн-образования. Рост составляет 33% в год. Объем рынка по итогам 2019 года составил ₽10 млрд. Основную выручку в нем генерируют онлайн-школы и образовательные платформы. 
  • Чеки за обучение школьников на онлайн-платформах разнятся. Медианный показатель составляет ₽2 тыс. в месяц
  • Самая высокая конкуренция наблюдается в сегменте взрослого дополнительного образования. Онлайн-сегмент составляет 13,5% от всего рынка дополнительного образования взрослых и оценивается в ₽19 млрд по итогам 2019 года.
  • Ядро аудитории рынка онлайн-образования в России составляют женщины в возрасте около 25 лет, без детей, со средним доходом на уровне ₽55 тыс.
  • ТОП-5 самых массовых направлений обучения: обучение на производстве (17%); творчество, прикладные декоративные навыки, хобби (13%); спорт, здоровье (9%); духовные практики и личностный рост (7%); иностранные языки, психология, финансы и налоги, специализации узкого и сложного профиля (по 6% у каждого). 
  • Из форматов обучения наиболее популярны видеокурсы с сопровождением преподавателя (37% опрошенных), самостоятельные занятия по платным заранее записанным видео на образовательных сайтах (24%), смешанная модель обучения (17%). 

Скачать полную версию исследования можно по ссылке. 

Напомним, ранее вышло исследование «Интерфакс Академии». По данным исследования рынок онлайн-образования в России достиг 45–50 млрд рублей в 2019 году. 

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий